Грандиозное Я

Грандиозное Я начинается с глубокого чувства собственной дефектности и неполноценности. На каком-то этапе ребёнок или подросток сталкивается с тяжёлыми переживаниями, которые не может осмыслить и конструктивно применить, не имея возможности получить поддержку со стороны значимых других (обычно родителей). Причём это может касаться лишь какого-то одного весьма узкого аспекта эмоциональности, но этого может быть достаточно, чтобы у ребёнка сфомировалось глубокое бессознательное убеждение «лучше бы я таким не был».

Возможно, он не может вписаться в коллектив сверстников, установить отношения с теми, кто ему интересен, либо какие-то из его важных переживаний, которые он не может облечь вслова или которыми боится делиться, не считываются и не принимаются близкими. Он как бы оказывается один в окружении хищников — болезненных переживаний, с которыми не может «подружиться» и научиться использовать их силу для роста. Поэтому он начинает строить в своём внутреннем мире башню, свой внутренний неприступный Ортханк, где он уединяется от болезненных переживаний, возвышаясь и становясь неуязвимым для них, равно как и для других людей. Не имея возможности найти утешение и понимание в отношениях с близкими, он обрекает себя на вечное одиночество в своей цитадели. Это приносит определённое облегчение, поскольку хищники больше не могут достать его. Но это ужасно одиноко. В этом одиночестве он не может полноценно черпать вдохновение из эмоциональной жизни и близости. Его жизнь во многом ориентируется на получение и утверждение признания своей правоты и своих достижений.

Строя свою башню, человек создаёт и свод Правил, которые определяют его жизнь следующие годы. Эти Правила призваны узаконить новое положение вещей, в котором эмоциональные процессы, оставшиеся там внизу, а также люди, живущие ими, перестают иметь прежнее значение. Здесь жизнь идёт за Идею — справедливость, духовное развитие, социальные стереотипы и что угодно ещё, вплоть до очень разработанных и изощрённых философских систем, которые, однако, игнорируют и обесценивают некоторые или очень многие аспекты естественной эмоциональности. Но, не имея возможности на опыте проверить и испытать эти правила, человек ориентируется лишь на свои суждения, на то, что он может увидеть из своего маленького окошка на верхушке своей башни. А нам всем знакомо, что правитель, наблюдающий за своей страной из окна башни, склонен делать очень предвзятые и искажённые выводы и наблюдения. Что любопытно, Правила могут выглядеть абсолютно сообразно внешней реальности и общепринятым нормам жизни. Но происходят они не из опыта реализации своих эмоциональных стремлений, а из чувства облегчения и освобождения вследствие обесценивания своих эмоциональных стремлений и направлены, на самом деле, на их подавление.

Иногда практически вся дальнейшая жизнь проходит в этой башне. Но бывает и так, что человек начинает позволять себе спускаться из неё, выходить «к людям», когда это позволяют обстоятельства и Правила, и даже учится строить отношения и развивает свою эмоциональность. Но при угрозе, при встрече с «хищниками» — своими внутренними демонами, болезненными эмоциями, с которыми он так и не познакомился, при встрече с Другим, который остаётся для него непредсказуемым, неизвестным и опасным, он вновь заточается в Башне и поливает всех кипящей смолой и градом стрел, пока хищники не разбегутся. До следующего раза.

Конечно, возможно установить политический союз с таким человеком, но лишь имея собственную Башню и собственные Правила. Но при первой попытке кого-либо из этого союза «вернуться на землю» и попытаться стать человеком вторая Башня ополчается войной: во-первых, человеческая эмоциональность на фоне предательства Идеи полностью обесценивается, а во-вторых — она видится ненавистным примером того, какой жизнь может быть вне Башни, вне одиночества, в полноценном контакте с миром и со своей эмоциональностью. Это вызывает мощную бессознательную ярость и зависть, которая направлена на уничтожение всего прекрасного, что может быть в такой «земной жизни».

Единственный выход из такого добровольного заточения — спуститься из Башни и разобрать её до основания, встретиться со своими внутренними хищниками и познакомиться с ними, приручить их, чтобы их сила могла быть направлена в конструктивное русло. Это значит стать немного хищником, который может защитить себя и то, что ему дорого, но который может оставаться бережным и чутким. Но также это значит — встретиться со своей эмоциональностью, которая долгие годы подавлялась, и признать её полноценность и право на реализацию в жизни.

Автор: Vladimir Snigur