Нарушение идентичности, как следствие нарциссической травмы

Одна из распространённых проблем людей в современном мире — это проблема нарциссической травмы. Между нарциссической травмой и нарциссическим расстройством существует определённая разница. И если 19 век, иногда называют веком » истерии», 20 век, называют » шизоидным миром», то 21 век — это в определённой степени » век нарциссического расстройства».

При работе с этим расстройством очень важно разделять: наличие у пациента нарциссической СТРУКТУРЫ ХАРАКТЕРА и, так называемый, вторичный нарциссизм, а именно НАРЦИССИЧЕСКУЮ ТРАВМУ. Это два разных явления.

Отличия в проявлении нарциссической структуры характера и нарциссической травмированности человека следующие:

1. Нарциссическая структура формируется, как правило, в результате нарциссического расширения родителей в очень ранние периоды жизни ребёнка, ( «Будь тем, кем я хочу тебя видеть, и я буду тебя любить») в результате чего развивается ложное, фальшивое Я. Нарциссическая травма, или как её ещё называют вторичное нарциссическое нарушение, как правило, имеет место значительно позже, когда структура характера в основе своей уже сформирована ( то есть значительно позже чем первичное нарциссическое нарушение). Ситуация которая нарциссически травмирует — это может быть ситуация унижения, стыда, насилия, позора и, как следствие, потеря самоуважения человеком и разрушение идентичности.
2. Для нарциссов свойственен «раскол Я» внутри одной модальности (например раскол на грандиозное и обесцененное Я) в то время как для травматика свойственен раскол между разными модальностями Я: например, между когнитивной модальностью и эмоциональной модальностью — человек вытесняет свои чувства и аффекты.
3. Работа с нарциссом строится на мягкой конфронтации с его грандиозным Я, на безболезненной интерпретации его защит (идеализация и обесценивание) и его чувств (стыд, зависть, жадность). Работа же с травматиком строится на максимальном проявлении эмпатии и поддержки, что поможет травматику безболезненно перепрожить нарциссическую травму в безопасном пространстве психотерапии.

Но! Сейчас я понимаю, что более глубинная работа с нарциссической травмой не завершается только лишь перепроживанием травмы с поддержкой и принятием психотерапевта. Главной задачей психотерапии нарциссического травматика является восстановление его идентичности. А если точнее, то восстановление всех частей идентичности.

Поэтому здесь я хочу привести небольшой, очень полезный для работы отрывок о том, что такое здоровая идентичность и о том, как проявляет себя отсутствие у нарциссического травматика целостности его идентичности
Это полезный теоретический материал, который наверняка будет интересен практикующим психотерапевтам.

«Идентичность представляет собой непрерывный, изменяющийся поток переживаний личностью своей тождественности. Это динамическое, комплексное, внутреннее образование, функцией которого является уточнение, коррекция и самопостроение образа своего Я, других людей и мира в целом. Идентичность как динамическое свойство личности можно рассматривать как структуру и как функцию, как процесс и как результат (Г.И. Малейчук, 2001). Структурный анализ идентичности предполагает выделение структурных компонентов и сложно интегрированных связей между ними. Структурность и целостность, динамичность и статичность – таковы диалектические свойства идентичности. Только наличие и одного, и другого дает возможность говорить о существовании подлинной идентичности.

В структуре идентичности можно выделить следующие компоненты:

  • Я-концепция или образ Я;
  • концепция Другого, или образ Другого;
  • концепция Мира, или образ Мира.

Я-концепция – это система представлений человека о своем Я и отношений к нему. Концепция Другого – система представлений личности о не-Я,  Другом и отношений к нему. Концепция Мира включает систему представлений личности о мире и совокупности различных к нему отношений.

Схожую картину структуры идентичности предлагает О. Кернберг. Используя термин «репрезентация», он сформулировал положение о трех структурных элементах Эго:

  • Я-репрезентация, самопрезентация, образ Я или Я-концепция;
  • Объект-репрезентация, или концепция Другого;
  • Особое аффективное Эго-состояние, отражающее особенности отношений Я – Другой.

Я-репрезентация – понятие, обозначающее различные способы, с помощью которых индивид символизирует переживаемый им (сознательно либо бессознательно) образ себя и связанные с этим эмоции. Объект-репрезентация объединяет способы, с помощью которых индивид символизирует переживаемый им образ значимого Другого. Эго-состояние – понятие, отражающее функциональные отношения между Я и объектом и связанные с ними эмоции. Композиция этих аффективных Эго-состояний, согласно О. Кернбергу, определяет центральное чувство идентичности.

Три вышеперечисленных структурных компонента феномена «идентичность», зафиксированного в конкретный момент, находятся в тесной зависимости и взаимовлиянии. Каждый отдельно взятый компонент системы одновременно несет в себе все ее основные качества, но не может представлять целостную систему, которая в совокупности всех структурных компонентов, как известно, представляет собой новое качество. С другой стороны, согласно теории систем, изменение в любом из компонентов системы автоматически ведет к перестройке всей системы. Таким образом, изменение в образе Я ведут к изменению в представлениях о Другом и Мире.

В норме идентичность – постоянно изменяющееся, то есть динамическое функциональное образование. Динамичность предполагает возможность изменений и развития. С другой стороны, как ни парадоксально, еще одним условием здоровой идентичности является статичность, или стабильность. Стабильность дает человеку ощущение устойчивости Я во времени. И это одно из условий здоровой идентичности – баланс динамичности–статичности. Динамичность–статичность являются биполярными модальностями идентичности.

Другими критериями описания здоровой идентичности являются континуальные модальности: дифференцированность–диффузность и фрагментарность–целостность.

Высокая степень дифференцированности предполагает осознавание и выделение многих сторон или качеств своего Я (мужчина, профессионал, умный, настойчивый, честный и т.д.). Низкая степень дифференцированности описывает полюс диффузности. На когнитивном уровне недифференцированная Я-концепция будет проявляться в том, что знания человека о себе будут фрагментарными, отрывочными, противоречивыми, на эмоциональном – в «заражении» чужими эмоциями, отсутствии понимания своих чувств и желаний.

Целостность означает переживание внутреннего единства, несмотря на кажущуюся разнородность качеств Я. Фрагментарность предполагает существование в Я отдельных неинтегрированных его аспектов, находящихся в борьбе, антагонизме и противоречии.

В норме предполагается наличие баланса динамичности-статичности, а также высокий уровень дифференцированности и целостности.

Представления о другом человеке будут описываться при помощи тех же модальностей. В норме, образ Другого также предполагает наличие дифференцированности и целостности, при балансе динамичности и статичности. Недифференцированная концепция Другого означает, что представления о Другом будут отрывочными, оценка же других будет строиться по полярному типу «хороший – плохой», «свой – чужой» и т.д. Схожими характеристиками будет обладать и картина Мира.

Человек со здоровой идентичностью находится в динамическом контакте с собой, с Другими и с Миром, способен творчески реагировать на изменения и адаптироваться к трансформирующимся окружающей среде и к самому себе.

Патология идентичности возникают в случае нарушения баланса модальностей динамичности-статичности, либо низкой степени дифференцированности, т.е. диффузности и низкой степени целостности, т.е. фрагментарности.

Нарциссическая травма способна привести к дисфункции идентичности, изменению качественных характеристик всех ее структурных компонентов – Я-концепции; концепции Другого и концепции Мира. Человек может столкнуться с травматогенной ситуацией на любом этапе своей жизни, однако особенно уязвимым он становится в переходные, кризисные периоды.

Идентичность, согласно Э. Эриксону появляется как новообразование в подростковом возрасте. Идентичность формируется на протяжении всей жизни; но именно подростковый возраст (12-19 лет), по Э. Эриксону – наиболее важный период развития, на который приходится основной кризис идентичности (Э. Эриксон, 1996). За ним следует либо обретение «взрослой идентичности», либо задержка в развитии – «диффузия идентичности», ролевое смешение и непрерывный поиск ответов на вопрос: «Кто Я? Какой Я?».

Главная задача подросткового возраста – собрать воедино все знания о себе и интегрировать эти многочисленные образы себя в целостный гештальт – личную идентичность, которая позволяет опираться на прошлое, планировать будущее и осознавать существующее «здесь и сейчас». Подростки живут в состоянии внутренних противоречий – «моратория» идентичности. В ситуации нарциссической травматизации в подростковом возрасте удару подвергается еще нестабильное, несформированное, «слабое» Я.

Критика внешнего вида, поведения, обесценивание тех или иных аспектов Я подростка, унижения, запреты, безразличие, агрессия со стороны окружения могут нанести серьезный ущерб и «остановить» разворачивающийся процесс формирования идентичности. Однако и взрослый человек, не переживший «подростковый кризис», не обладающий «зрелой идентичностью», также будет уязвим к внешней фрустрации, ведущей к травматизации хрупкого, нестабильного Я.

Клиенту, демонстрирующему регресс либо фиксацию на определенном этапе развития в сочетании с нарциссической симптоматикой, необходима тщательная диагностика с целью выявления первопричины и длительности нарушения для установления реальной клинической формы. Несмотря на соответствие по ряду критериев диагнозу «нарциссическая личность», такой клиент, скорее, нуждается в проработке травмы, нежели нарциссической проблематики, требующей специфической терапевтической стратегии и методов работы.»

( авторы цитаты Олифирович , Малейчук)

Источник