Сэм Вакнин: Пережить Нарцисса 1

Спасительные Фантазии

«Это верно, что он шовинист и нарцисс и что его поведение неприемлемо и отталкивающе. Но всё, что ему нужно – это немного любви, и он поправится. Я вытащу его из этой несчастливой ситуации. Я дам ему эту любовь, которой ему не хватало в детстве. Затем нарциссизм растает, и после мы будем счастливо жить вместе»

Любя Нарцисса

Я верю в возможность любви к нарциссу, если любящий принимает его безоговорочно, без иллюзий и ожиданий. Нарциссы есть нарциссы. Бери их или уходи. Некоторых из них можно любить. Большинство из них невероятно обаятельны и умны. Источник страдания жертв нарцисса в их разочаровании, крушении иллюзий, во внезапном и печальном понимании, что они влюбились в идеал собственного изготовления, фантазм, иллюзию, фату моргану. Это «пробуждение» болезненно. Нарцисс всегда остаётся тем же. Меняется только жертва.

Это верно, что нарцисс являет привлекательный фасад, чтобы завладеть Источником Нарциссического Ресурса. Он, этот фасад, очень уязвим, потому что несовместим и слишком совершенен. Трещины изо дня в день всё очевидней, но часто игнорируются. Кроме того, есть те, кто НАМЕРЕННО и ОХОТНО обрекают свои эмоциональные крылья пылающей нарциссической свече.

Это уловка-22. Пытаться взывать к эмоциям нарцисса – это как обсуждать атеизм с религиозным фундаменталистом. У нарциссов есть эмоции, и очень сильные, столь пугающе всеобъемлющие и отрицательные, что они прячут их, подавляют, блокируют и видоизменяют. Они прибегают к миллиону защитных механизмов, чтобы совладать со своими подавленными эмоциями: проективная идентификация, раскол, проекция, интеллектуализация, рационализация. Любая попытка связаться с нарциссом эмоционально обречена на провал, отчуждение и ярость. Любая попытка «понять» (задним числом, или в настоящем) нарциссические поведенческие паттерны, реакции, или его внутренний мир с эмоциональных позиций одинаково безнадёжна.

Нарциссов нужно воспринимать как силы природы или ждущий своего часа несчастный случай. Вселенная не имеет сценария или плана, по которому она лишает кого-то счастья. Быть рождённым от нарциссических родителей, например, не есть итог заговора. Это трагическая случайность, без сомнений. Но с ней нельзя совладать эмоционально, без профессиональной помощи или бессистемно. Держитесь подальше от нарциссов или встречайте их лицом к лицу, вооружившись самопознанием через терапию. Это возможно.

Нарциссам не интересны эмоциональные или даже интеллектуальные стимулы его близких. Такая обратная связь воспринимается как угроза. Близкие в жизни нарцисса имеют очень ясные роли: накопление и распределение прошлого Первичного Нарциссического Ресурса, для регуляции содержания Нарциссического Ресурса. Не менее и точно не более того. Близость и интимность вызывают презрение. Процесс обесценивания полным ходом идёт через всю жизнь или отношения. Пассивный свидетель прошлых свершений нарцисса, распределитель собранного Нарциссического Ресурса, боксёрская груша для его ярости, созависимый, имущество (и не завоёванное, но взятое даром) и ничего более. Это неблагодарная, на ПОЛНУЮ СТАВКУ, изматывающая работа – быть близким нарцисса.

Но люди не орудия. Видеть их таковыми – значит обесценивать их, уменьшать, низводить, ограничивать, препятствовать их пониманию собственного потенциала. Нарцисс неизбежно теряет интерес к своим орудиям, оборванным версиям полноценного человека, как только они отказываются служить им в их погоне за славой и блеском.

Возьмите «дружбу» с нарциссом в качестве примера таких исковерканных отношений. Нельзя в самом деле узнать нарциссического «друга». Никто не может быть другом нарциссу, и никто не может его любить. Нарциссы – зависимы. Они не отличаются от наркозависмых. Они находятся в погоне за наслаждением от наркотика, известного как Нарциссический Ресурс. Всё и ВСЕ вокруг них есть объект, возможный источник (для идеализации) или нет (для жестокой отбраковки).

Нарциссы наводятся на потенциальные цели, как крылатые ракеты. Они превосходны в имитации эмоций, выставлении правильных действий в нужное время и в манипуляциях.

Конечно, все обобщения ложны, и есть примеры счастливых отношений с нарциссом. Я обсуждал нарциссическую пару в одном из моих вопросников. Пример счастливого брака – это связь соматического нарцисса с церебральным и наоборот. Нарциссы могут состоять в счастливом браке с покорным, зависимым, самопорицающим, похожим на эхо, отражающим и огульно поддерживающим супругом. Им также неплохо с мазохистами. Но трудно представить здоровую, нормальную личность счастливой в подобном «безумии для двоих». Также трудно представить длительное и сохраняющееся воздействие на нарцисса, исходящее от уравновешенного, здорового партнёра/супруга. Один из моих вопросников посвящён этой теме.

НО многие супруги/партнёры/друзья хотят ВЕРИТЬ, что – при наличии известного времени и терпения – они будут теми, кто избавит нарцисса от его внутренних демонов. Они думают, что могут «спасти» нарцисса, защитить его от его (искажённого) Я.

Нарциссы используют эту наивность в своих целях. Естественные защитные механизмы, провоцируемые в нормальных людях любовью, хладнокровно используются нарциссом для извлечения ещё большего количества Ресурса из его терзаемых жертв. Нарцисс воздействует на своих жертв, проникая в их души, проникая сквозь их защиту. Как вирус, он запускает новую генетическую мутацию внутри своих жертв. Она отдаётся эхом через них, говорит через них, идёт через них. Это как нашествие кровососущих насекомых.

Вы должны быть внимательны в том, чтобы отгородить своё Я от семени нарцисса внутри себя, этот плод пришельца, духовный рак, являющийся итогом жизни с нарциссом. Вы должны быть способны разделить настоящего себя от частей, навешанных на вас нарциссом. Чтобы совладать с ним/ней, нарцисс вынуждает вас к «учтивости» и развивает самостоятельное Ложное Я. Нет ничего более развитого, чем его Ложное Я – но оно здесь, внутри вас, как результат травмы и насилия, причинённого вам нарциссом.

Так может нам надо говорить о другом душевном заболевании – Жертвы Нарциссического Расстройства Личности?

Они испытывают стыд и злость из-за своей прошлой беспомощности и подчинённости. Они ранены и задеты мучительным опытом разделения поддельного существования с поддельной личностью, нарциссом. Они напуганы и часто страдают от Посттравматического Стрессового Расстройства. Некоторые из них набрасываются на других, замещая свою фрустрацию горькой агрессией.

Как и его расстройство, нарцисс всепоглощающ. Быть его жертвой – это состояние не менее пагубное, чем быть нарциссом. Огромные умственные усилия требуются, чтобы покинуть нарцисса, и физическое отделение есть лишь первый (и наименее значительный) шаг.

Можно покинуть нарцисса, но нарцисс нелегко оставляет своих жертв. Он здесь, спрятанный, делающий существование нереальным, кружащий голову и искажающий без передышки, внутренний, беспощадный голос, чуждый состраданию и сопереживанию по отношению к своим жертвам. Нарцисс присутствует в духе ещё долго после того, как он растаял во плоти. Есть реальная опасность, что жертвы нарциссов столкнутся с тем, что они станут, как он, едкими, эгоцентричными, лишёнными способности сопереживать. Это последний поклон нарцисса, его сигнал к занавесу — опосредованный, но не менее значительный.

Нарциссические Тактики

Нарцисс склонен окружать себя низшими (в каком-то отношении: интеллектуальном, финансовом, физическом). Он ограничивает свои взаимодействия с ними полем своего превосходства. Это самый безопасный и быстрый путь к поддержанию его пышных фантазий всемогущества и всеведения, неотразимости, идеальных черт, превосходства и так далее.

Люди взаимозаменяемы, и нарцисс не различает одного индивида от другого. Для него все они – неодушевлённые детали «его аудиенции», чья работа – отражать его Ложное Я. Это производит вечный и постоянный когнитивный диссонанс: Нарцисс отвергает самих людей, которые поддерживают границы и функции его Эго. Он не может уважать людей, так ярко и очевидно низших по отношению к нему, а с другой стороны, он никогда не сможет контактировать с людьми явно своего уровня или высшими по отношению к нему, ведь риск нарциссического увечья в таких отношениях был бы слишком велик. Оснащённый хрупким Эго, опасно колеблющимся на грани нарциссического увечья, нарцисс предпочитает безопасный маршрут. Но он чувствует презрение к себе и другим за то, что они предпочли его.

Некоторые нарциссы также и психопаты (страдают Антисоциальным Расстройством) и/или садисты. Антисоциалы не могут на самом деле получать удовольствие от вида чужой боли, им просто плевать. А садисты наслаждаются. Классические нарциссы не испытывают удовольствия, причиняя другим боль, но они наслаждаются проявлениями неограниченной власти и подтверждениям их грандиозных фантазий, когда они причиняют или могут причинить кому-то боль. Что на самом деле заводит их, так это ВОЗМОЖНОСТЬ причинять боль другим, нежели само действие.

Бесконечная История

Даже официальное расторжение отношений с нарциссом не ставит в них точку. Экс «принадлежит» нарциссу. Она/он – неотделимая часть его Патологического Нарциссического Пространства. Эта собственническая жилка переживает физическое расставание. Таким образом, нарцисс склонен отвечать яростью, бурлящей завистью, чувством униженности и вторжением и насильственно-агрессивным преследованием по отношению к новому парню своей бывшей, или её новой работе (для неё – новой жизни без него). Особенно когда это подразумевает «крах» с его стороны и, таким образом, отрицает его величие.

Но есть и второй сценарий: Если нарцисс твёрдо верит (что очень редко), что его бывшая больше никогда не воспроизведёт никакого количества, насколько угодно малого или остаточного и любого сорта (первичного или вторичного), Нарциссического Ресурса – ему становится совершенно безразлично то, что она делает и все, кого она может избрать.

Нарциссы на самом деле чувствуют себя плохо, когда причиняют боль другим и когда находятся на грани небезопасного поворота в их жизни. Их лежащая в основе (и подсознательная) эго-дистония (плохое чувство в отношении себя же) была лишь недавно открыта и описана. Но нарцисс чувствует себя плохо, только когда его Поставщики Ресурса под угрозой из-за его поведения или вследствие нарциссического увечья в ходе крупного жизненного кризиса.

Нарцисс приравнивает эмоции к слабостям. Он относится к сантиментам и эмоциям с презрением. Он смотрит свысока на чувствительных и уязвимых. Он высмеивает и презирает зависимых и любящих. Он высмеивает выражения сострадания и страсти. Он лишён эмпатии.

Он столь боится своего Подлинного Я, что предпочел бы унижать его, чем признать свои собственные ошибки и слабые места. Он любит говорить о себе в механических терминах («машина», «эффективный»,»пунктуальный», «результат», «компьютер»). Он подавляет свою человеческую составляющую прилежно и с упорством. Для него быть человеком и выживать – две взаимоисключающие вещи. Он должен выбирать, и его выбор ясен. Нарцисс никогда не оглядывается, до тех пор, пока как его не вынуждают к этому жизненные обстоятельства.

Все нарциссы боятся близости. Но именно церебральные нарциссы разворачивают против неё сильную оборону: «научная отстранённость» (нарцисс как вечный наблюдатель), интеллектуализация или рационализация своих эмоций, интеллектуальная чёрствость, интеллектуальная «аннексия» (он считает других продолжением его, его собственностью или удобрением), овеществление других и так далее. Даже выражаемые им эмоции (патологическая зависть, ярость) имеют не совсем нежеланный эффект отчуждения, нежели сближения.

Покидая Нарцисса

Нарцисс завязывает своё собственное расставание из-за страха к нему. Он в таком ужасе от потери источников Нарциссического Ресурса (и переживания эмоциональной боли), что предпочтёт «контролировать», «возглавлять» или «направлять» потенциально дестабилизирующую ситуацию. Запомни: личность нарцисса имеет низкий уровень организации. Она плохо сбалансирована.

Будучи покинут, нарцисс получил бы нарциссическое увечье столь гибельное, что оно может повлечь крах всего строения. Обычно в таких случаях нарциссы вынашивают суицидальные идеи. Но, раз начав и направив расставание с собой, нарцисс часто начинает воспринимать как цель, поставленную перед самим собой – он может делать и делает так, чтобы избежать все хэтих нежеланных последствий.

Динамика Отношений

Нарцисс живёт в выдуманном мире идеальной красоты, несравненных (воображаемых) свершений, роскоши, пышности и нескончаемого успеха. Нарцисс постоянно отрицает свою реальность. Это то, что я зову Пробелом Величия – разрыв между чувством его превосходства, укоренённом в его раздутых и пышных фантазиях, и его несоизмеримой реальностью и скудными свершениями.

Партнёр воспринимается нарциссом лишь как Источник Нарциссического Ресурса, инструмент, продолжение себя. Нельзя отрицать, что – в благословенном и постоянном присутствии нарцисса – такое орудие перестало бы функционировать. Нужды и печали партнёра воспринимаются нарциссом как угрозы и проявления неуважения.

Нарцисс считает уже одно своё присутствие в отношениях питательным и поддерживающим. Он чувствует себя созданным для всего лучшего, что могут предложить другие, без инвестиций в поддержку его отношений. Чтобы избавить себя от глубоко засевшего (и вполне оправданного) чувства вины и стыда, он патологизирует партнёра.

Он проецирует собственное умственное заболевание на него/неё. Посредством тонкого механизма проективной идентификации, он вынуждает его/её играть постоянную роль «больного» или «слабого», или «наивного», или «тупого», или «плохого». Что он отрицает в себе, что ему омерзительно видеть в собственной личности – он приписывает другим и лепит их так, чтобы удовлетворить свои предрассудки относительно себя самого.

Нарцисс обязан иметь лучшего, самого блестящего, потрясающего, талантливого, яркого, ошеломляющего супруга во всём мире. На меньшее он не согласен. Для компенсации недостатков его супруга в реальной жизни, он изобретает идеализированную фигуру и вступает в отношения с ней.

Затем, когда реальность слишком часто и очевидно вступает в конфликт с его вымыслом, он прибегает к обесцениванию. Его поведение поворачивается решкой и становится угрожающим, унижающим, высокомерным, упрекающим, разрушительно критичным и садистским или холодным, нелюбящим, отстранённым и «больничным». Он наказывает своего реального партнёра за несоответствие его фантазиям, за «отказ» быть его Галатеей, его Пигмалионом, его совершенным творением. Нарцисс играет в грозного и требовательного Бога.

Идти Дальше

Для сохранения своего умственного здоровья, нарцисса нужно бросить. Нужно идти дальше. Идти дальше означает процесс, а не решение или событие. Во-первых, нужно усвоить и принять болезненную реальность. Такое принятие есть бурная, изнуряющая, мучительная последовательность из гложущих размышлений и сильного сопротивления. Но, однажды выиграв эту битву и усвоив суровую и мучительную реальность, ты сможешь перейти к фазе обучения.

Обучение

Мы обозначаем. Мы учимся. Мы сравниваем опыты. Мы пробуем. Мы получаем озарения.

Затем мы принимаем решения и действуем. Это и есть «идти дальше». Мы собрали достаточно эмоциональной поддержки, знаний и уверенности, и поля брани наших отношений становятся укреплёнными и тренированными. Эта стадия характеризует тех, кто не ноет, а сражается; не густит, но пополняет своё самоуважение; не прячется, но ищет; не замирает, но движется дальше.

Печаль

Когда нам изменяют или оскорбляют нас, мы чувствуем печаль. Мы опечалены образом изменщика и агрессора – образом, который был так льстив и так ошибочен. Мы оплакиваем травму, причинённую нам им. Мы переживаем страх никогда не быть способными любить или верить снова – и мы оплакиваем эту потерю. Одним махом, мы теряем кого-то, кому верили или даже любили, мы теряем наши верящие и любящие Я, и мы теряем доверие и любовь, которые испытывали. Что может быть хуже?

Эмоциональный процесс печали несёт много фаз. Сперва мы ошарашены, шокированы, инертны, неподвижны. Мы притворяемся мёртвыми, чтобы избежать наших внутренних монстров. Мы костенеем в своей боли, запертые в себе и своих страхах. Потом мы ощущаем ярость, негодование, мятежное и полное ненависти. Потом мы принимаем. Потом мы плачем. А потом некоторые из нас учатся прощать и соболезновать. И это называется выздоровлением.

Все стадии абсолютно необходимы и полезны для вас. Плохо не возвращать ярость, не обвинять тех, кто обвинял нас, отрицать, притворяться, уклоняться. Но равно плохо и фиксироваться на своей ярости. Постоянная печаль есть продолжение насилия, но лишь другим способом.

Постоянно воспроизводя наши болезненные опыты, мы, не желая того, способствуем нашему врагу в том, что продлеваем его или её злодеяния. Именно идя дальше, мы громим агрессора, уменьшаем его и его значение в нашей жизни. Именно любя и веря вновь, мы устраняем тот ущерб, что был нам причинён. Простить – означает никогда не забыть. Но помнить – необязательно значит переживать вновь.

Прощение и Забывание

Прощение – это важная способность. Это больше идёт на пользу прощающему, чем прощаемому. Но это не должно быть универсальным, беспорядочным поведением. Простительно не прощать кого-то. Это, конечно, зависит от тяжести и продолжительности того, что было сделано вам.

В целом, это не мудро и контрпродуктивно – применять к жизни «универсальные» и «неизменные» принципы. Жизнь слишком хаотична, чтобы подчиняться жёстким правилам. Предложения, начинающиеся с «я никогда» или «я всегда» не очень убедительны, и часто приводят к саморазрушительному, самоограничивающему и пораженческому поведению. Конфликты есть важная и неотъемлемая часть жизни. Никто никогда не должен искать их, но раз столкнувшись, не должен избегать. Именно через конфликты и неприятности, так же как и через заботу и любовь, мы растём. Людские взаимоотношения подвижны. Мы должны время от времени оценивать нашу дружбу, партнёрство, даже женитьбу. Само по себе прошлое недостаточно для поддержания здоровых, питающих, поддерживающих, заботливых и сопереживающих отношений. Общие воспоминания важны, но не достаточны. Мы должны завоёвывать и отвоёвывать нашу дружбу ежедневно. Людские взаимоотношения являются постоянной пробой на верность и сопереживание.

Оставаясь Другом Нарциссу

Не можем ли мы действовать цивилизованно и остаться в дружеских отношениях с нашимнарциссичным бывшим? Никогда не забывайте, что нарциссы (полностью оформленные) милы и дружелюбны только когда:

а) Им что-то от вас надо – Нарциссический Ресурс, помощь, поддержка, голоса, деньги… Ониподго тавливают почву, манипулируют вами и затем появляются с «маленькой просьбой» к вам, или явно или исподтишка выпрашивают из вас Нарциссический Ресурс («что ты думаешь о моём выступлении…», «думаешь ли ты, что я заслуживаю Нобелевской Премии?»).

б) Они ощущают угрозу и им надо нейтрализовать её, источая любезности.

в) Они только что получили передозировку Нарциссического Ресурса и ощущают себя благодушными и величественными, и совершенными и идеальными. Проявить благодушие есть форма выставления напоказ чьих-либо благородных божественных мандатов. Это акт величия.

Вы – незначащая массовка в этом спектакле нарциссической переполняющей, замкнутой на себе одержимостью своим Ложным Я. Эта доброжелательность преходяща. Постоянные жертвы часто склонны благодарить нарцисса за «маленькие подарки». Это Стокгольмский Синдром: заложники склонны эмоционально идентифицировать себя со своими захватчиками, нежели с полицией. Мы благодарны нашим агрессорам и палачам за прекращение их омерзительной деятельности и позволение нам сделать вдох.

Некоторые люди утверждают, что они предпочитают жить с нарциссами, нести их потребности и подчиняться их прихотям, потому что это есть путь, предложенный им с самого детства. Только с нарциссами они чувствуют, что живут, стимулируемые и восхищённые. Мир светится Техниколором в присутствии нарцисса, и затухает в сепию в его отсутствие.

Я не вижу ничего особенно «ошибочного» в этом. Вот проверка: если бы кто-то постоянно унижал и оскорблял вас словесно, используя при этом древнекитайский язык, вы бы чувствовали себя униженными и оскорблёнными? Вероятно, нет. Некоторые люди были подвержены влиянию нарциссических Первичных Объектов в их жизни (родители или опекуны) настолько, что воспринимают агрессию, как древнекитайский язык, то есть становятся глухими.Эта техника эффективна тем, что позволяет Инвертированному Нарциссу (желанному супругу для нарцисса) переживать только хорошие аспекты жизни с нарциссом: его бурлящий ум, постоянная драма и возбуждение, отсутствие близости и эмоциональной привязанности (некоторые предпочитают именно это). То тут, то там, нарцисс срывается в агрессию на древнекитайском. Ну и что, кто вообще понимает древнекитайский, говорит себе Инвертированный Нарцисс.

Впрочем, меня гложет лишь одно сомнение: Если отношения с нарциссом столь вознаграждающи, почему инвертированные нарциссы столь несчастливы, столь эго-дистоничны, столь нуждаются в помощи (профессиональной и иной)? Не являются ли они жертвами, лишь переживающими Стокгольмский Синдром (идентификация с похитителем, а не с полицией) и отрицающими собственное страдание?

Сэм Вакнин
Оригинал статьи на английском: Surviving the Narcissist
Перевод: Шутов Ю.Г.

Источник