Соматический нарцисс и церебральный нарцисс

Есть два типа нарциссов, отчасти соответствующие двум категориям, упомянутым в заголовке этой статьи: соматический нарцисс и церебральный нарцисс.

Нарциссы – женоненавистники. Они держат женщин в подчинении, они питают к ним отвращение и боятся их. Они ищут способы, чтобы причинять им страдание и разочаровывать их (либо унижая их через секс, либо воздерживаясь от секса с ними). Они питают смешанные чувства по отношению к половому акту.

Соматический нарцисс использует секс, чтобы «завоевать» и «обезопасить» новые источники Нарциссического Ресурса. Следовательно, соматик редко бывает эмоционально увлечён своими «целями». Для него это лишь механическое действие, лишённое близости и обязательств. Церебральный нарцисс ощущает секс как нечто унизительное и разрушительное. Действие по удовлетворению своих инстинктов есть примитивный, начальный и всеобщий импульс. Церебральный нарцисс убеждает себя, что он выше всего этого, при всём его превосходном интеллекте и сверхчеловеческом самоконтроле.

То есть секс для обоих типов нарциссов есть средство увеличения количества Источников Нарциссического Ресурса. Если ему случается стать наиболее эффективным оружием в арсенале нарцисса, он щедро использует его. Другими словами: если нарцисс не может заполучить почитание, обожание, поддержку, одобрение или любой другой вид внимания другими средствами (например, интеллектуально) – он полагается на секс.

Тогда он становится сатиром («нимфоманом»): неразборчиво вступает в секс со множеством партнёров. Его половые партнёры воспринимаются им как объекты – источники Нарциссического Ресурса. Именно через процессы успешного обольщения и сексуальное состязание нарцисс получает отчаянно необходимую нарциссическую «дозу».

Нарцисс склонен оттачивать свои техники ухаживания и считает свои сексуальные подвиги формой искусства. Он обычно выставляет эту сторону себя – во всех подробностях – другим, аудитории, желая завоевать её поддержку и одобрение. Из-за того, что Нарциссический Ресурс в его случае содержится в самом акте завоевания и (как он считает) подчинения, нарцисс вынужден менять партнёров как перчатки.

Некоторые нарциссы предпочитают «запутанные» ситуации. Так, мужчины могут предпочитать девственниц, замужних женщин, фригидных или лесбиянок и так далее. Чем «сложнее» цель, тем большее вознаграждение получает нарцисс. Такой нарцисс может быть женат, но он не считает свои внебрачные связи ни аморальными, ни нарушением явного или подразумеваемого контракта между ним и его супругой.

Он продолжает объяснять всем, кто хочет слушать, что его остальные сексуальные партнёры для него ничто, пустышки, что он лишь использует их преимущества и что они не представляют угрозы, и супруга не должна воспринимать их серьёзно. В его уме существует чёткое разделение между честной «женщиной всей его жизни» (на самом деле – святой), и шлюхами, с которыми он занимается сексом.

За исключением значащих женщин в его жизни, он склонен видеть всех женщин в плохом свете. Его поведение, таким образом, служит двоякой цели: обеспечение Нарциссического Ресурса с одной стороны, и воспроизведение старых, нерешённых конфликтов и травм с другой (к примеру, оставление Первичными Объектами и Эдипов комплекс).

После неизбежного ухода супруги нарцисс наверняка будет шокирован и травмирован. Это та разновидность кризиса, которая могла бы направить его к психотерапии. Но всё ещё, глубоко внутри, он чувствует, что вынужден продолжать следовать по точно тому же пути. Разрыв для него становится катарсическим, очищающим. После периода глубокой депрессии и суицидальных мыслей, нарцисс скорее всего почувствует себя очищенным, воодушевлённым, раскрепощённым, готовым к следующему кругу охоты.

Но есть и другой тип нарцисса. У него также есть периоды сексуальной гиперактивности, в которые он часто меняет сексуальных партнёров и склонен видеть в них вещи. Однако для него это вторичное поведение. Оно возникает в основном после серьёзных нарциссических травм и кризисов.

Болезненный развод, разрушительный личный финансовый крах – и этот тип нарцисса начинает придерживаться взгляда, что «старые» (интеллектуальные) решения более не работают. Он яростно ищет новых путей для привлечения внимания, восстановления его Ложного Эго (т.е. его величия) и обеспечения жизненно необходимого уровня Нарциссического Ресурса.

Секс удобен и является огромным источником самого качественного ресурса: он безотлагателен, сексуальные партнёры взаимозаменяемы, это решение всеобъемлюще (оно покрывает все аспекты нарциссического бытия), естественно, высоко ценимо, авантюрно и приятно. То есть после жизненного кризиса церебральный нарцисс склонен быть глубоко вовлечённым в сексуальную активность – очень часто и вплоть до полного исключения всех остальных забот.

Однако по мере утихания воспоминаний о кризисе, после того как нарциссические раны затягиваются, Нарциссический Цикл возобновляется и баланс восстанавливается: этот второй тип нарцисса показывает своё подлинное лицо. Он резко теряет интерес к сексу и ко всем своим сексуальным партнёрам. Частота его сексуальной активности убывает с нескольких раз в день до нескольких раз в год. Он возвращается к интеллектуальным изыскам, спорту, политике, любой деятельности, кроме секса.

Этот тип нарцисса боится отношений с противоположным полом и даже ещё более боится эмоционального вовлечения или привязанности, по его мнению, склонной развиваться после сексуального акта. В общем, такой нарцисс воздерживается не только сексуально, но также и эмоционально. Если он женат, то он теряет весь внешний интерес к своей супруге (сексуальный и другой). Он отдаётся своему миру и старается занять себя настолько, чтобы избежать любого взаимодействия с близкими ему (и как предполагается – самыми ему дорогими) людьми.

Он становится полностью втянутым в «большие проекты», жизненные планы, философские течения или важные дела – все они очень продуктивны в смысле поставки нарциссического ресурса, и на все требуется большое количество времени. В таких обстоятельствах секс неизбежно становится обязанностью, необходимостью или рутиной, неохотно осуществляемой для поддержания поставщиков ресурса (его семья).

Церебральный нарцисс не получает удовольствия от секса и охотнее предпочитает мастурбацию или «объективный», лишённый эмоций секс, вроде хождения к проституткам. На самом деле он использует своего супруга (супругу) как «алиби», защиту против внимания со стороны других женщин, страховку, защищающую его мужественный образ, в то же время делая общественно и морально приемлемым для него избежание любого близкого или сексуального контакта с другими.

Нарочито игнорируя всех женщин, кроме своей жены (форма агрессии), он чувствует себя в праве заявить: «Я – верный муж». И в то же время он испытывает враждебность к своей супруге за то, что она якобы лишает его свободного выражения его сексуальности и изолирует его от чувственных удовольствий.

Исковерканная логика такого нарцисса протекает примерно так: «Я женат/привязан к этой женщине. Следовательно, мне нельзя вступать в любую другую форму контакта с другими женщинами, которых можно трактовать иначе, чем случайные или деловые знакомства. Вот почему я воздерживаюсь от того, чтобы иметь какие-либо дела с женщинами – потому что я чувствую себя порядочным, в противоположность большинству аморальных мужчин.

Однако мне не нравится эта ситуация. Я завидую своим свободным ровесникам. Они могут иметь столько секса и романтики, сколько им хочется – тогда как я прикован к этому браку, окольцован женой, моя свобода обуздана. Я зол на неё, и я накажу её, воздерживаясь от занятий с ней сексом».

Фрустрированный таким вот образом, нарцисс сводит на нет все виды взаимоотношений со своим узким кругом (супруга, дети, родители, братья и сёстры, очень близкие друзья): сексуальные, вербальные и эмоциональные. Он ограничивает себя лишь самым необходимым обменом информацией и изолирует себя от социума.

Его затворничество ограждает от будущих ран и лишает близости, которой он столь боится. Но повторюсь: таким образом он также усиливает запущенность и воспроизведение старых, нерешённых конфликтов. В конце концов, он действительно находит себя оставленным всеми и полностью лишённым Вторичных Поставщиков Ресурса.

Решая задачу нахождения новых ресурсов, он опять пускается в эгоистичные пучины секса, сменяемые выбором супруги или подруги (Вторичного Источника Нарциссического Ресурса). Далее весь цикл повторяется: резкое падение сексуальной активности, эмоциональная отрешённость и жестокое отчуждение, ведущее к разрыву.

Этот второй тип нарцисса наиболее лоялен к своему супругу. Он колеблется между тем, что можно назвать гиперсексуальностью и асексуальностью (на самом деле, принудительно подавленной сексуальностью). Во второй фазе он не испытывает сексуального влечения, кроме самого основного. Он, таким образом, не принуждён обманывать свою супругу, предавать её или нарушать брачные законы. Он куда более заинтересован в том, чтобы предотвратить беспокоящую его утрату того вида Нарциссического Ресурса, который действительно имеет значение. Секс, успокаивает он себя, нужен тем, кто не способен ни на что лучшее.

Соматические нарциссы склонны к словесному эксгибиционизму. Они склонны хвастать, с живыми деталями, по поводу своих свершений и подвигов. В крайних случаях, они могут предъявить «живых свидетелей» и обратиться к тотальному, классическому эксгибиционизму. Это хорошо уживается с их тенденцией «овеществлять» своих сексуальных партнёров, вступать в эмоционально-нейтральный секс (например, групповой секс) и заниматься аутоэротикой.

Такой эксгибиционист ищет своё отражение в глазах его очевидцев. Это образует его главный сексуальный стимул – то, что его заводит. Этот «взгляд» извне есть также и то, что определяет нарцисса. Здесь непременно должна существовать связь. Один человек (эксгибиционист) может быть кульминацией, «абсолютным случаем» другого (нарцисс).

Нарцисс лжёт своему супругу, совершает измены и вступает во внебрачные связи по множеству причин, отражающих несоизмеримые психодинамические процессы:

  1. В погоне за нарциссическим ресурсом соматический нарцисс прибегает к периодическим сексуальным состязаниям.
  2. Нарциссы легко впадают в скуку (у них низкий порог скуки), и у них низкая толерантность к скуке. Сексуальные заигрывания смягчают эту ноющую и досаждающую скуку.
  3. Нарциссы сохраняют остров и фокус стабильности в их жизни, но все остальные измерения их жизни хаотичны, непостоянны и непредсказуемы. Эта формация обслуживает многие эмоциональные нужды. То есть нарцисс может быть образцовым работником и строить карьеру десятилетиями, даже если он лжёт своей жене и растрачивает их общие сбережения.
  4. Нарцисс ощущает своё превосходство и важность, как и призвание быть над законом, и вовлекается в поведение, не одобряемое и считаемое социально неприемлемым для других. Он отвергает и неистово возмущается любым ограничениям и условиям, наложенным на них их партнёрами. Он действует, исходя из своих импульсов и страстей, не обременённый общественными договорами и критикой.
  5. Женитьба, моногамия и воспитание детей – универсальное поведение, присущее средней личности. Вовлекаясь в подобные отношения, нарцисс чувствует себя лишенным своей уникальности, и погружение в отношения и роли – такие как муж и отец – полностью лишает его значительности в своих глазах, уравнивая с серой массой окружающих. Это нарциссическое ранение ведёт его к бунту и утверждению своего превосходства и уникальности через внебрачные связи.
  6. Нарциссы страдают манией контроля. Быть в отношениях подразумевает брать и отдавать, и вагон компромиссов, болезненно толкуемых нарциссом как потеря контроля над его жизнью. Дабы восстановить контроль, нарцисс завязывает другие отношения, в которых он диктует степень вовлечённости (любовные связи).
  7. Нарциссов приводит в ужас близость. Их поведение лучше всего характеризуется при помощи Цикла-Комплекса Приближение-Избегание. Адюльтер – лучшее средство для снижения близости, подходящее для менее угрожающих форм взаимодействия.

Об авторе:
Сэм Вакнин — автор книг «Злостная Любовь К Себе», «Пересмотренный Нарциссизм» и «После Дождя — Как Запад Потерял Восток», и многих других (бумажных иэлектронных) публикаций на тему нарциссизма